Клуб анонимных анастасиевцев. Первым шагом к исправлению ошибок может быть только их признание и раскаяние

Первым шагом к исправлению ошибок может быть только их признание и раскаяние. Здесь я хочу напомнить еще раз сказанное ВП СССР по поводу оперы о граде Китеже.

«…в ответ на три последовательных покаяния — трижды изменяется предопределённое Свыше будущее тех, кто покаялся (т.е. в искреннем признании своей неправедности изменил свою нравственность, которая определяет всю алгоритмику психики). То, что в религии называется покаянием, по его сути есть переосмысление прошлого и намерений на будущее, выражающееся в изменении реальной нравственности человека — в ликвидации её ущербности (неполноты) и ликвидации двойных и не определённых нравственных стандартов. Это касается как личностей, так и слагаемого личностями общества».

Вот на это надо обратить особое внимание. Все происходящее – следствие реальной нравственности человека. В ней корень проблем. Если нас обманули – то потому, что мы допускали обман, были готовы обманывать и обманываться. Идея, что человек – высшее существо во Вселенной и все ему должны служить – это ведь самообман, который тешит нашу гордыню. Если на нас паразитируют – то потому, что мы сами не прочь быть паразитами или кормить паразитов и восхищаться ими.

Обнаружив грех – необходимо в нем раскаяться, избавиться от него. И я вспомнил. В практике лечения наркомании и алкоголизма есть успешная программа «12 шагов» (мы об ней еще поговорим) и такая организационная форма как «Клуб анонимных алкоголиков (наркоманов)». Почему я обращаюсь сейчас именно к этой аналогии? Она глубже, чем может показаться. В этих клубах люди ищут поддержку друг друга в борьбе с недугом. И при каждом выступлении начинают свою речь словами: «Я имярек, я алкоголик, и я знаю, что это навсегда…» Вот и я сейчас скажу речь на открытии Клуба анонимных анастасиевцев.

Я, Валерий Мирошников, и я анастасиевец. Я знаю, что сектантство - это болезнь, и я знаю, что болен и что это навсегда. Я ведь анастасиевец не потому, что когда-то меня угораздило прочитать книжки Мегре. Я прочитал книжки Мегре, потому, что я анастасиевец, то есть склонен верить тому, во что верить очень хочется - в любые красивые сказки. Поэтому авторам проекта удалось отключить мое критическое мышление и навязать свою волю. При всем моем уме, образовании (все-таки физик), умении влиять на людей и организаторских способностях, я пропустил их атаку, стал их марионеткой и сам способствовал распространению их влияния. Я был очень талантливой и инициативной марионеткой и многих вовлек в движение, организуя праздники, фестивали, конференции, концерты, сочиняя сказки и песни. И, разумеется, примером создания поселения и Родового поместья.



Что же во мне такого, что позволило агентам глобализаторов так легко взять надо мной верх, вписать в свои планы? Начну с тяги к оккультизму. Хочется чего-то необычненького, волшебненького, хочется посвоевольничать и показать всем свою необычайную крутизну, свою приобщенность к чему-то значимому. То есть поймали меня на гордыне, на пренебрежении обычным, мирским, человеческим, которое казалось скучным, не возвышенным. А это во мне не было возвышенности, чтобы ее увидеть – возвышенность мирского и обычного.

Но откуда же это пренебрежение мирским? А это компенсаторная реакция неудачника. Я настолько малого добился в жизни, что искренне считал себя неудачником (при всей имеющейся гордыне). Тому были и объективные причины (распад страны и депрессия), и субъективные (маменькин сынок), не в том дело. Дело в том, что неудачник может оправдать свою жизнь, может придать ей смысл только принадлежностью к чему-то большему. Да, я не стал богатым и знаменитым, но зато я спасаю мир. Пусть я и добрым не стал, но великое дело многое спишет. Пусть я не научился любить…

Вот она, вот главная причина. Если не умеет человек любить, то и не хватает человеку Любви. И хватается он за любые слюнявые сантименты, лишь бы обрести хотя бы иллюзию «любви». И готов отключить критическое мышление, разум – все, лишь бы продлить иллюзию. Ну а ловцы душ тут как тут.

Умница Вольтер сказал: «Если человек дурак – то это надолго». И сектант – это тоже надолго, может быть навсегда. Это не лечится, от этого не избавишься. Так сформирована личность, весь ее опыт, вся алгоритмика поведения подталкивают ее к этому. Ну, не Мегре, так кто-нибудь другой подобрал бы и встроил в свои ряды. Прекрасный пример – Карпинская. Не успела просохнуть от Виссариона, как уже влипла в Мегре.



Так же и все мы. Если вы думаете, что вот сейчас прочитаем эту книжку, опровергнем Мегре и будем свободными – то ведь нет. «Но каждой девушке хочется обо что-нибудь заморочиться» - вот точное описание анастасиевца и анастасиевки. Они ищут, куда бы сдать ненужный им разум и получить дозу эмоций и хоть ненадолго забыться. Какая разница, под чьи знамена встать – родноверов, инглингов, левашовцев. Вот Байда – насколько много понял про манипуляцию, с каким искрометным юмором вывалился из-под влияния Мегре и увяз по уши в Левашове и Славяно-арийских ведах. Истинный анастасиевец. И даже изучая КОБ, мы с вами станем не методологами и не управленцами, а сектантами с кобовской терминологией, якобы спасающими мир от Глобального Предиктора (мировой закулисы), а на самом деле играющими ему на руку своей троцкистко-имитационной деятельностью. Сектанты обречены быть сектантами. Поэтому наш клуб правильней было назвать Клубом анонимных сектантов и принимать в него всех – от мормонов до Дворкина – он тоже своего рода православный сектант.

От некоторых болезней нельзя излечиться (например, от шизофрении), но можно с ними жить и контролировать их течение, вовремя обращаться к специалисту при обострениях. Сектантство относится именно к таким диагнозам. Оно похоже на СПИД – синдром приобретенного иммунодефицита – ну нет у человека иммунитета к ментальным вирусам и все тут. И он поверит Мавроди (я сам чуть не влип в МММ, долго думал, статьи писал, Бог уберег, хотя последствия были), поверит Бозиной, поверит Блаватской, поверит «позитивному мышлению», сетевому маркетингу. Поверит чему угодно, кроме Истины. Потому, что Истина трудна, правда глаза колет, совесть мучает. А сектанту все хочется попроще да полегче да прямо сейчас. Вот чтоб сказал «хал(я)ва» и во рту сладко стало.

Но сладко не будет. Придется с этим жить и каждую секунду помнить, что болен, что надо держать себя в руках, чтобы не влипнуть в очередную историю. И для этого друг другу нужны мы. Чтобы с каждой завиральной идеей было к кому обратиться и получить по ушам, быть поднятым на смех. Вообще, смех должен быть нашим постоянным лекарством. Смехотерапия – это для нас. Увлекся чем-то волшебненьким – прочитай сначала, что об этом пишут в Луркоморье – это просто энциклопедия издевательств над сектантами. Вот там, кстати, о нас. И вообще, нашел себе авторитет – поищи что говорят про него его конкуренты. О! Они друг про друга правду-матку режут. Мне понравилось, как Асов отделал Патера Дия и славяно-арийские веды. А луркоморы отделали Асова.

И все-таки очень полезно осваивать Концепцию Общественной безопасности. Хотя бы кусочно мировоззрение станет мозаичным, а не калейдоскопическим. Хотя бы какие-то опорные точки будут в деятельности. Будет приобщенность к качественному мыслительному процессу, который создаст своего рода камертон. И все, что не созвучно камертону, фальшиво – будет отторгаться. Будет и приобщенность к эгрегориально-матричным процессам в русле КОБ, что позволит многие вопросы решать на интуитивном уровне.

И, конечно, надо создавать Родовые поместья. Они, разумеется, являются большим шагом к биологической цивилизации. Нужно доводить дело до конца. Нужно создавать свои поселения, общины, коллективы, предприятия, входить в процесс управления обществом, проверять свои теоретические воззрения практикой. Нужно жить! И почаще встречаться в Клубе анонимных анастасиевцев - для поднятия духа. А его гимном я бы сделал песню Окуджавы, ее надо петь каждый день, чтобы напоминало…


2611845951463505.html
2611902454508076.html
    PR.RU™