Система осмысления народных имен. Происхождение имени Русь

Откуда же взялось название Рось или Русь и что оно означает? Лиутпранд говорит, что «по наружному качеству Греки называют этот народ Русыми (Rusios). Обратим внимание на его толкование. Норманисты, как известно, опираются на Лиутпранда в пользу Скан­динавского происхождения; следовательно, они долж­ны принять и тот вывод, который в таком случае выте­кает из приведенных его слов. Выходит, что Руссы получили свое имя от Греков, еще живя в далекой Скандинавии; не будучи даже с ними знакомы, они тем не менее усвоили себе изобретенное для них Греками название; но это название дома у себя в отечестве они не употребляли и следов его там не оставили; а приня­ли его единственно для того, чтобы, перейдя в среду восточных Славян, немедленно сообщить им свое имя от Финского залива до Тамани и закрепить его в осо­бенности за обитателями Приднепровья. Вот к каким несообразностям можно иногда прийти, если положить в основу известие, не очищенное от разных примесей и недоразумений.

В своих поисках за началом Русской нации нам уда­лось напасть на целую систему осмысления народных

1 Вообще Варягам-Норманнам посчастливилось не только у средневековых летописцев, но и у писателей нового времени. Даже и в наше время продолжается как бы соревнование выво­дить основателей государств из Скандинавии. Так, талантливый польский историк Шайноха, соревнуя нашим норманистам, напи­сал целое исследование (Lechicki poczatek Polski) и потратил нема­ло труда на то, чтобы доказать основание Польского государства Норманнами.

имен, систему, которая имела широкое приложение во все времена и доселе еще сохраняется во всей силе. Название, сделавшееся давно непонятным, народный го­вор старается приурочить к какому-нибудь созвучию и таким образом сообщить ему смысл. Черта вполне есте­ственная — непонятное, как бы бессмысленное, сделать осмысленным. Эта общечеловеческая черта отразилась у летописцев и перешла в научные труды нашего времени. Мы уже упоминали о названии Немцы и Хорваты. При­ведем и другие примеры, имея при этом в виду преиму­щественно мир Славянский.

Угличи. Уже Стриттер производил это название от р. Угла, которая потом называлась Орел (впадает с левой стороны в Днепр, на границе Полтав. губ.). Но Шафарик отвергал такое мнение, потому что Угличи, по всей веро­ятности, жили гораздо юго-западнее этой реки. Назва­ние Угличей потом стали производить от какого-то угла, т. е. якобы они первоначально жили в угле между Чер­ным морем и Дунаем (Буджак). Но это объяснение одно из самых неудачных. Дело в том, что рек, носивших название Угла, было несколько в Южной России. А что такое Ингулы, как не те же Углы? Последнее должно было писаться через юс, и имело, конечно, носовое про­изношение. (Древнейшее известие об Угличах находится у Баварского землеписца IX века, где они названы Unlizi.)



Бодричи. Это название так ясно отзывается бодрыми, что сблизить их между собой казалось весьма естествен­но. Действительно, их и производили от бодрый (Шафа­рик), как Лютичей от лютый. Но гораздо естественнее предположить, что и этот народ получил свое имя от реки Одры, то есть настоящее его имя есть Поодряне или Поодричи (Венелин и Чертков). Тогда получит смысл и другая форма этого имени у средневековых латинских летописцев: Оботриты. Если название Бодричей проис­ходит от бодрый, то и Кривичей надо производить от «кривой», Радимичей от «родимый» и т. п.

Древние Полабские и Древляне Русские производи­лись от дерев, то есть означали как бы лесной народ.

Но мы позволяем себе сблизить это название с тою же р. Одрою, под которой не должно разуметь один только известный Одер. Видоизменения этого имени были: Одрава и просто Драва (как Упа— Упава — Опава). Вооб­ще имена славянских народов весьма часто связыва­лись с именами рек. Моравы, Полабы, Полочане и т. п. ясно указывают своим именем на реки. Но другие име­на видоизменялись, делались непонятными, и потом ос­мысливались с помощью разных созвучий. Сюда мы относим и Лютичей, которые по созвучию объяснялись лютыми, откуда даже перешли в волков (Вильцы). Не вероятнее ли предположить, что в их имени скрывается название реки Льты, с ее видоизменениями Альта и Олюта!

А что такое наши Поляне! Уже летопись производит их от полей, так же, как Древлян от дерев. Но верно ли это? Та же летопись потом проговаривается, что Поляне Жили в лесах и даже на горах. У нас есть реки Пола, Полист, Полота и т. п.; имеют ли они связь с именем Полян, мы не знаем. Но уже у классических писателей (Диодора и Плиния) упоминается о народе Палеях или Спалеях, обитавших в Восточной Европе. Иорнанд гово­рит, что Готы, когда пришли на берега Черного моря, то должны были выдержать борьбу за свои новые жилища с сильным народом Спалами. Имя этого народа, как спра­ведливо заметил Шафарик, сохранилось в слове исполин, которое в некоторых древнебулгарских и сербских руко­писях встречается и без и, т. е. просто сполин. Мы позво­ляем себе сблизить наших Полян с этими Палеями или Спалами. Может быть, название Поляне есть и то же, что Булане (BoulaneV) Птолемея, как это заметил тот же Шафарик.



Что касается до осмысления имен, то еще у древних Греков пример тому мы видим в слове Сарматы или Савароматы. Из всех вариантов этого названия Греки наиболее употребляли форму Савроматы и толковали их ящероглазыми, пользуясь, конечно, созвучием с словами saura — ящерица и omma — глаз. Мы уже говорили, что позволяем себе отождествлять это название с именем

Сербы или Сервы, наше Северяне, при-Эльбские Сорабы и пр.1.

Весьма наглядный пример такого произношения на­родного имени, которое, благодаря созвучию, выражает некоторый смысл (хотя совершенно случайный), пред­ставляет русское название племени Самоедов. Что такое за Самоеды? Неужели народ, который ест сам себя? По нашему мнению, это просто искажение какого-то перво­начального названия. Корень Сом и Суом встречается также в именах народов Финских и Литовских.

Возьмем даже название Славяне или Словене; мы производим его от слова, которое переходит и в слава; таким образом это выходит народ говорящий (в проти­воположность Немцам), а пожалуй, и славный. Но вер­но ли это производство? Не скрывается ли здесь та же попытка осмыслить название, сделавшееся непонят­ным? Обращу внимание на следующие факты. Для нас кажется не лишенным значения упорное именование Славян у Римлян и Византийцев Склавами и Склавина-ми; т. е. это имя является у них всегда с буквою к. Откуда это к? Есть ли оно необходимое условие и ла­тинского и греческого произношения перед буквою л, или оно коренное? У Арабов Славяне называются Сак-лабы или Сакалибы, и опять к. Некоторые объясняют арабское название переделкою византийского. Но по­чему же Арабы должны были заимствовать название Славян непременно от Византийцев, а не от Мидо-Персидских народов? На последний вопрос навело меня слово Саки, под которым часть Скифов была известна у Персов, как сообщает Геродот. Итак, вот в какой древ­ности, может быть, должны мы отыскивать начало име­ни, которое потом по созвучию осмыслилось формою Славяне с его видоизменениями Словинци, Словаки, Словене. И опять вопрос: какое осмысление старше,

1 Окончание маты встречалось и в именах других народов, напр. Яксаматы и Тиссаматы. Что касается до отождествления имени Сарматов и Сербов, то оно предложено еще Чехом Вацерадом (в начале XII в.), списателем известного словаря Mater verborum.

Славяне или Словене? Во-первых, древние известия пе­редают форму Sclavi, а не Sclovi. Во-вторых, личные имена оканчиваются тоже не на слов, а на слав: Яросла­вы, Святославы, Болеславы и пр. Но и самые эти Славы в личных именах, по-видимому, не очень древни. Сколько мне сдается, эпоху, когда вошли они в силу или моду, можно определить приблизительно около IX века. В более раннюю эпоху преобладал в сложных личных именах слой других окончаний, каковы вит, мир, мут и racm, которые более близки к литовским, германским и кельтским. Название Славы, как осмыс­ление, может быть, сближалось не с отвлеченным поня­тием о славе, а собственно с славиями (соловьями)? Корень сак мы встречаем в средние века в названии одного южнославянского племени, именно фракийских Сакулатов. Это имя напоминает известие Геродота о том, что Скифы (конечно, часть их) сами называли себя Сколотами. (Напомним еще Скаловитов Дюнсбурга)1.

1 Склавы и Сервы, как известно, получили у Римлян значе­ние рабов. Первоначально это значение произошло, вероятно, от того, что ближайшие части Славянского племени (Словинцы и Сербы) были покорены Римлянами. Возможно и то, что назва­ние Склавы в смысле рабов перешло к Римлянам от Германцев, обложивших данью какое-либо Славянское племя. У варваров обыкновенно племя господствующее называлось свободным, а подчиненное рабами; известны предания о рабах, возмутивших­ся против своих господ во время их отсутствия и завладевших их женами. Эти предания в древности встречаем в Скифском мире, а в средние века в мире Славянском. В основе такого предания заключался, конечно, факт восстания покоренного пле­мени, которое свергло свою зависимость от другого народа. В истории мы нередко встречаем примеры, как народное имя обращается в сословное или наоборот сословное в народное. Так мы полагаем, что сословие бояре совсем не означает боль­ших; это опять та же попытка осмысления. Слово бояре нахо­дится в несомненной связи с народными именами Бои, Боиски, Бойовары и т. п. Точно так же народное имя Ляхи или Лехи встречается у Славян и в сословном значении; в этом значении оно сохранилось потом в слове шляхта. Славянское народное имя Кривиты у родственного Литовского племени получило зна­чение жреческого сословия. Подобным образом можно объяс­нить и наше старинное слово Сябр. Себр и доселе у Иллирских Славян означает крестьянина. Шафарик видел в этом слове название народа Сабиры; а может и то и другое есть видоизме-

Из объяснения Лиутпрада, что Руссы получили у Гре­ков свое название от низшего качества (то есть от русых волос), можно заключить, что Греки действительно так осмысливали непонятное имя Рось или Русь. Это повто­рение того же, что случилось с Сарматами, которые об­ратились в ящероглазых. Очень могло быть при этом, что толкование Руссов в смысле русых перешло к Грекам от самой же Руси, которая таким образом осмысливала свое собственное название. Древнейшая форма этого назва­ния, по всей вероятности, была не Русь, а Рас или Рось. Это Рось, как слово чуждое греческому языку, потому и сохранялось в нем без изменения, в неподвижной, не­склоняемой форме (Рwõ). Вообще можно заметить, что живой народный говор не любит долго останавливаться на одной и той же форме своих собственных слов; с течением времени он охотно их меняет и видоизменяет. Вот почему иногда форма, сохраненная иноземцами, ока­зывается древнее формы собственной. Примеры тому мы видим в названиях Славяне, Русь, Киев и т. д. Соответ­ственно византийскому Рось, у Венгров Русские и доселе называются Орос.

Народное имя Рось или Русь, как и многие другие имена, находится в непосредственной связи с названием рек. Восточная Европа изобилует реками, которые носят или когда-то носили именно это название. Так, Неман в старину назывался Рось; один из его рукавов сохранил название Русь; а залив, в который он впадает, имел на­звание Русна. Далее следуют: Рось или Руса, река в Ново­городской губернии, Русь, приток Нарева; Рось, знамени-

------------------------------

нение имени Сербы, у Римлян Сервы, наше Севера или Северяне. Мы позволяем себе также наше старинное слово смерд, т. е. про­столюдин, сблизить с именами финских народов Мери и Мордвы (Меренсы и Морденсы Иорнанда). Оба эти названия, и Мери и Мордва, пошли, конечно, от одного корня, и название Мерды могло когда-то означать часть Финского племени, подчиненного Славянам или вообще Арийцам. Подобные примеры представляют аналогию и с именем Русь, которое, очевидно, получало иногда оттенок сословный; как господствующее племя она отличала себя этим именем от прочих Славян, и как бы придавала себе значение высшего, благородного сословия. По крайней мере этот оттенок особенно заметен в X и XI вв.

тый приток Днепра на Украине; Руса, приток Семи; Рось-Эмбах; Рось-Оскол; Порусье, приток Полиста, и пр. Но главное, имя Рось или Рас принадлежало нашей Волге. В этом удостоверяют нас свидетельство Агафемера в III веке и сохраняющееся доселе у Мордвы для обозначения Вол­ги название Ра. Эта последняя форма встречается еще у Птолемея и Аммиана Марцелина. Мы думаем, что та же река в древних известиях скрывается иногда под формою Аракс. Ибо в некоторых случаях то, что Геродот расска­зывает об Араксе, никоим образом не может быть отне­сено к тому Араксу, который течет на границах России и Персии. Форма одних и тех же названий изменялась у разных народов вследствие разнообразного произноше­ния. Аракс Персы произносят Арас; следовательно, корень здесь тот же рас. Яксарт или Сыр-Дарья у древних также называлась иногда Раса.

По обширному своему приложению для обозначения рек корень рас или рос уступал разве только корню дан или тан. Последний корень мы встречаем на простран­стве части Азии и почти целой Европы. Тот же Яксарт назывался иначе Танаис; греческий Танаис (Танай, Данай) — наш Дон; латинский Данубий, немецкое Донау наше Дунай, немецкое Дуна наше Двина; в сложных име­нах: Данапр или Днепр, Данастр или Днестр, так же Родан (Рона), Эридан и пр. Все это оказывается видоиз­менение одного и того же названия. Количество этих названий еще более увеличится, если мы обратим внима­ние на имена некоторых городов, в которых скрывается тот же корень дан, дон и дун: Сингидон, Новиодун, Лугдун и пр. означают города, лежащие на берегах Дона или Дана. Так Батавский Лугдун (Лейден) указывает на то, что и Рейн назывался когда-то или Родан, или Эридан. Лондон наводит на мысль, что и Темза или Тамиза могла когда-то называться Тана или Дана1. Данциг или Гданьск

1 Название Таматархи, Тмутракани или Тамани мы также при­водим в связь с рекою Тана или Дана. И действительно, Кубань назывался у древних и Гипанис, и Танаис. А настоящее его название (т. е. Кубань), конечно, происходит от Гипанис или Гупанис. Известно, что так же назывался у Скифов нынешний Буг. Гупанис мы позволяем себе сближать с славянским словом

свидетельствуют то же относительно Вислы, и действи­тельно, эта река носила когда-то название Танаквисл или Ванаквисл (Шафарик); а где-то на ее верховьях был город Каргодун (может быть, это имя изменилось впоследствии в Кракодун или Краков). По всей вероятности, эта река и есть тот северный Эридан, берега которого, по известиям древних, изобиловали янтарем. Неман, кроме названия Рось, в более древнюю эпоху назывался Рудон. Замеча­тельна та роль, которую играют реки Дунай и Дон в преданиях Скандинавов и Русских. На основании саги о скандинавских предках, пришедших с берегов Дона, при­урочивают их родину к Азовскому морю; а по частому упоминанию Дуная в наших песнях думают, что наши предки пришли с известного Дуная. Мы видели, как мно­гочисленны Доны и Дунай; когда-то, по всей вероятнос­ти, это было не собственное название, а нарицательное, означающее вообще реку; следовательно, никак нельзя ручаться, чтобы означенные предания относились имен­но к той или другой известной реке. Тот же корень дан или тан у Германцев сохранился в названии их главного бога Вотана, Водана или Одина. Последнее указывает на то, что Германцы были когда-то такие водопоклонники, как и Славяне. Как корень дан имеет связь с понятием реки и наша форма дно (то есть дно реки) есть видоизме­нение того же корня; точно так же русло и роса находит­ся в связи с именами рек Рось и Русь. В связи с ними находится и название мифических водяных существ или русалок.

---------------------------------

жупан. Буг или Бог и Жупан, конечно, имели одно и то же значение владыки или господа; они подтверждают, какую тесную связь имели имена богов и героев с именами рек, то есть указыва­ют на обожание или поклонение рекам. (Напомним реку Тырь или Стырь и Стрибога.) По этому поводу укажем на древнее название Аму-Дарьи Оксос. Мы позволяем себе сблизить это название с именем Аксай. Напомним скифский миф о трех Аксаях, сыновьях бога или царя Таргитая. Реки с именем Аксай и теперь еще встречаются на юге России и на Кавказе. Тот же корень акс мы видим и в названии Яксарта. Слово Аксай у Скифов, по-видимому, означало владыку или героя; следовательно, название Оксос пред­ставляет аналогию с Гупаном, Бугом, Даном и т. п. (Может быть, и Ока есть такое же сокращение по отношению к Оксос или Аксай, как Рак, Аракс или Арас.)

От рек слово дан или дон перешло и в имена многих Арийских народов и стран: Македония, Дардания, Кале­дония и т. п. В простой форме это название сохранилось за одним северно-германским народом, именно Данами, которые и происхождение свое вели от мифического героя Дана. Что их название находится в непосредствен­ной связи с именем реки Дона или Дуная, подтверждает именование Датчан у польских Славян Дунъчики. (Даны или Таны являются у германских народов и сословным значением, подобным лехам и боярам, именно у Англо­саксов.)

Название древних Даков также находится в связи с именем Дана или Дуная, на берегах которого они жили1.

1Даки, так же как и Датчане, вели свое происхождение от мифического героя Дана; однако они не были племенем Герман­ским; они не были также и Славянским племенем. По некото­рым соображениям мы полагаем, что в основе Дакийской или настоящий Валахо-Румынской народности был элемент Кельтический. (Не потому ли Даки оказались так восприимчивы к Латинскому влиянию и сохранили так упорно свое Романское наречие посреди Славянского моря? Притом, Влахами Славяне и Германцы называли по преимуществу Кельтов.) Другая форма имени Даков была Давы и Даи. Эта последняя форма соответ­ствует видоизменению или собственно удлинению дан, дay, дава, тава, которые встречаются в сложных именах рек Молдава (немец. Moldau), Велтава и пр. Часть Дако-Влахов называется у нас Молдавы, у Поляков Мультаны. Ввиду всех этих видоизме­нений мы позволим себе смелую догадку: Дан-река в смысле главного божества является у Германцев (Годан или Одан); но это имя было весьма распространено у целого Арийского племе­ни; оно, может быть, скрывается в названии славянского Дажбога. (Посредствующие формы тут могли быть Дог, Дак или Дый, Дай и пр.) Кстати, приведем и еще некоторые сближения, кото­рые мы позволяем себе относительно древних Славянских бо­жеств. Именно, Мокошь нашей летописи, может быть, находится в связи с греческим или скифским божеством загробного мира Залмоксис; а Симаргла напоминает военный клик паннонских Сарматов, по Аммиану Марцелину: Marha! Эта Мара или Марга (с переставленным придыханием Хмара), вероятно, была боги­нею смерти (от нее, может быть, и река Марава и божество Марана). Воспоминание о Данбоге или Даждьбоге, как боге воды или влаги, может быть, сохраняется и доселе в нашем слове дождь. Точно так же мы почти ежедневно поминаем и бога Хорса; от его имени произошло слово хороший, как от Лада ладный, от Дива дивный, и т. д. Дан, как мы видим, присутствует

Итак, мы видим, что имя распространилось на весьма разнообразные и отдаленные народы, и сходство в назва­ниях далеко не всегда можно объяснить непосредствен­ной колонизацией. Иначе Даки пойдут из Дании и т. п. Точно так же народное название Рось или Русь было одно из распространенных в Арийском мире, особенно в его Славяно-Литовской ветви. Оно распространилось преиму­щественно в связи с названием рек. Мы встречаем в средние века слово Русь или Русия с его видоизменения­ми, каковы: Русция, Ругия, Прусия (т. е. Порусье) и пр. и в южной России, и на Балтийском поморье, и в Карпатах, и в Паннонии, и даже на берегах Немецкого моря (Рустрингия). Не приводим других более дробных географических названий, связанных с тем же корнем (напр, у Иллирских Славян). Следовательно, никоим образом нельзя наших Руссов считать колонистами из какой-либо другой страны. Напротив, скорее наша Русь могла послужить колыбелью для других европейских народов, носивших то же имя; так как это имя всегда принадлежало ей по преимуществу, и на ней сосредоточилось окончательно.

VIII


2615298073889962.html
2615340592071263.html
    PR.RU™